карта сайта    rss    twitter архив новостей 102 101 100 99 98 97 96 95 94 93 92 91 90 89 88 87 86 85 84 83 82 81 80 79 78 77 76 75 74 73 72 71 70 69 68 67 66 65 64 63 62 61 60 59 58 57 56 55 54 53 52 51 50 49 48 47 46 45 44 43 42 41 40 39 38 37 36 35 34 33 32 31 30 29 28 27 26 25 24 23 22 21 20 19 18 17 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1   версия для слабовидящих
Руководство Структура К сведению СМИ  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
Архив новостей

693000, г. Южно-Сахалинск,
ул. Чехова, 28,
дежурный прокурор:
(4242) 43-03-26
телефон: (4242) 43-60-27
факс: (4242) 72-15-19
Рассылка новостей

Интервью прокурора области Бессчасного С.А . корреспонденту агентства Интерфакс Третьяковой Е.А., размещенное на сайте агентства "Интерфакс-Дальний Восток" 30.09.09.

Об особенностях криминогенной ситуации и проблемах в борьбе с преступностью в условиях финансового и экономического кризиса рассказал агентству «Интерфакс – Дальний Восток» прокурор Сахалинской области Сергей Бессчасный.

- Сергей Алексеевич, повлиял ли кризис на состояние криминогенной ситуации в Сахалинской области?
В целом на протяжении значительного периода времени в регионе наблюдается тенденция улучшения криминогенной ситуации. В первом полугодии зарегистрировано 6817 преступлений, произошло снижение уровня преступности на 3%, такая же ситуация наблюдалась у нас и в прошлом году. Если анализировать статистику, то общий вал преступлений идет на снижение, существенно сократились преступления против личности, меньше стало грабежей и разбоев, однако возрастает доля преступлений в экономике и преступлений против государственной власти, мошенничеств и коррупционных проявлений.
Увеличилось число хулиганства, краж, а также преступлений, совершаемых в ночное время на улице.
Роста преступности на фоне кризиса не произошло по ряду причин. У региона достаточно крупные поступления доходов в облбюджет на фоне соседей по Дальнему Востоку. Все обязательства социального характера, которые были приняты администрацией области в 2008 г., выдерживаются, они не были подвергнуты серьезному секвестрованию, это сохраняет хороший фон на территории региона. Администрации области удалось избежать ситуации с задолженностью по зарплате в бюджетной сфере.
Уровень безработицы — 1,1%, в других регионах он превышает 2–3%. Количество экономически активного населения области 308,5 тысяч человек, что составляет 60 процентов к численности населения области. В нашем центре занятости потребность в рабочей силе превышает количество тех, кто стоит на учете в числе безработных. Так сейчас на учете в службе состоит 3392 человека, а  заявленные потребности работодателей на 5507. Если человек желает заработать, на Сахалине и Курилах он может это сделать, не воруя. Не смотря на кризисные явления в целом ситуация в регионе остается стабильной и контролируемой.

- Вы говорите о росте числа преступлений в экономике, что это за преступления?
Значительный рост мошенничеств, преступлений, связанных с преднамеренным банкротством, использованием средств федерального, областного и муниципальных бюджетов. Всплеск числа преступности в этой сфере отчасти объясняется и активизацией работы правоохранителями. Как свидетельствует статистика отмечается рост выявляемый преступлений в указанной отрасли с 2007 года. Если в первом полугодии 2007 года таких преступлений было зарегистрировано 857, то в первом полугодии 2009 года их количество достигло 898 преступлений Сотрудники правоохранительных органов научились или начинают учиться выявлять преступления в этой сфере.
Экономические преступления — интеллектуальные. Они стоят особняком от общеуголовной преступности. Здесь нет крови, нет примитивных ситуаций краж и причинения вреда здоровья. Это продуманные криминальные схемы увода денежных средств, имущества из обладания одного собственника в обладание другого, в том числе с использованием преднамеренного банкротства. Соответственно организаторы данной схемы тщательно продумывают комбинацию ухода от ответственности.
Развита банковская система безналичного перевода денежных средств и учитывая, что здесь есть свои особенности и тонкости, законодательство в этой области обширно, люди от криминала активно пользуются этим и пытаются уводить деньги, минуя официальный порядок. Бюджет области значительный, проводится огромное количество конкурсов и аукционов на выполнение услуг и работ. Есть факты, когда недобросовестные участники конкурсов, выиграв их, пытаются присвоить бюджетные деньги, не оказывая в реальности услуг. Требуется кропотливая и зачастую более длительная работа, чем при обычных преступлениях, но и результат здесь более значительный, так как мы говорим об экономии миллионов рублей бюджетных средств.

- Насколько распространены факты преднамеренного банкротства в регионе?
- Это очень актуально для нашего региона. Особенно на муниципальных предприятиях. В муниципалитетах сложилась порочная практика, когда муниципальные органы власти, не вдаваясь в вопросы экономики муниципальных предприятий, шли по пути наименьшего сопротивления – банкротили предприятие, создавали на их базе новое, накапливали долги, снова банкротили и это продолжалось до бесконечности и продолжается до сих пор. Тем самым скрывалась фактически неспособность руководства предприятия, муниципального образования управлять экономикой на своей территории. За эти годы сформировались значительные проблемы и большой объем этих предприятий, которые из реестра еще не исключены, находятся в стадии банкротства и рождают надежды у людей возврата долгов по зарплате, а у государства – возврата долгов по налоговым платежам. Зачастую это невозможно сделать, так как у предприятия-банкрота не осталось никакого имущества, его вывели до введения процедуры банкротства в другую коммерческую структуру, поставив тем самым это предприятие «на колени». Сейчас правоохранительные структуры дают оценку действиям руководителей предприятий-банкротов по 15 возбужденным уголовным делам.
Здесь решение проблемы – должен быть более жесткий спрос со стороны муниципальных властей, учредителей этих предприятий к руководителям, которых они назначали, за качество работы и финансовое состояние предприятий. Муниципальные органы власти не должны быть в стороне. Решение данной проблемы вполне реально на этом уровне.

- Нужно ли усиливать, на ваш взгляд, ответственность конкурсных управляющих?
Думаю, что да. С моей точки зрения, анализ работы с предприятиями банкротами говорит о том, что саморегулирующие организации, которые казалось бы должны очень серьезно контролировать деятельность конкурсных управляющих, принимать жесткие меры в случае нарушений, эти функции фактически не выполняют.
Думаю, что конкурсные управляющие должны страховать собственную ответственность. Если бы существовала продуманная система страхования этих лиц, можно было бы надеяться на компенсацию их недобросовестности за счет страховых платежей. Пока этого нет, и мы вынуждены зачастую через саморегулирующую организацию выяснять, где находится конкурсный управляющий, который месяцами и годами не появляется на вверенном ему судом предприятии. Суд назначил его с целью попытки оздоровления предприятия, выведения его из кризисного состояния, а конкурсный управляющий находится где-то в Москве, на этом предприятии не появляется, никаких мер, кроме реализации оставшегося имущества (да и эта процедура затягивается на продолжительное время), не предпринимает.

- Можно ли говорить о каких-то особенностях Сахалинской области, как единственного в России островного региона, в криминогенной ситуации?
Безусловно. В экономике региона есть несколько основных отраслей, которые его выделяют от других территорий. В первую очередь, это нефтегазовый комплекс, который дает значительное поступление в бюджет, рабочие места, очень много подрядных работ, на основе чего формируются другие отрасли региона. Но в этой отрасли работают крупные компании, которые имеют собственную внутреннюю дисциплину с устоявшейся системой контроля со стороны органов власти. И соответственно похитить материальный ресурс, который производят нефтегазовые компании, крайне затруднительно. Преступлений, связанных с хищением нефти и газа из трубы, несанкционированной переработкой нефти, как это есть на юге России, у нас нет.
Угольная отрасль находится в менее благоприятном положении, хотя угля на Сахалине много. Значительная часть предприятий — в стадии банкротства и мы поднимаем эту тему, есть уголовные дела, которые сейчас расследуются в отношении целого ряда должностных лиц, так как правоохранительные органы полагают, что имело место преднамеренное банкротство.
Значительная доля преступности приходится на рыбную отрасль. Эта отрасль наиболее криминогенна. За восемь месяцев правоохранительными органами области возбуждено 765 уголовных дел (в прошлом году их было 647).Кроме того, за последнее время очень часто и много менялось законодательство в рыбной отрасли, что создавало элемент неисполнения нормативно-правовой базы, а соответственно формировало правовой нигилизм со стороны рыбаков. За длительные годы образовался пласт людей, который работает в рыбной отрасли исключительно по криминальным схемам.
Подтверждение тому – массовые факты браконьерства. Число выявленных фактов браконьерства увеличивается, однако, если анализировать структуру преступлений, то увидим в ней незначительную долю фактов браконьерства в крупных и особо крупных размерах, организованными группами, преступлений коррупционной направленности со стороны должностных лиц, которые потворствую и помогают различного рода браконьерским схемам.
Незначительная доля выявления субъектов, которые занимаются скупкой браконьерской продукции с последующей ее реализацией, таких уголовных дел с начала года возбуждено 16. А это — ключевые моменты, которые могут существенно подорвать уровень криминализации отрасли. Мы этим вопросам уделяем значительное внимание, подвергаем жесткой критике работу правоохранительных, контролирующих органов, влияем на ситуацию мерами прокурорского реагирования.

 — Если говорить об организованных группах браконьеров – кто они?
Как правило, местные жители. У нас территория островная, с точки зрения организации работы при качественном подходе можно ликвидировать это зло. Но это происходит из года в год, и масштабы браконьерства если и уменьшаются, то совершенно незначительными темпами.
На мой взгляд, на сегодняшний день остается разобщенность в работе правоохранительного блока и контролирующих органов, хотя принимается большое количество совместных планов. Но планы реализуют конкретные люди на местах, и здесь допускается обыкновенная халатность, нежелание добросовестно исполнять свои обязанности. Почему развивается браконьерство? Потому что есть рынок сбыта. Нужно подорвать экономическую основу браконьерства, массового, организованного, в крупных размерах, когда ведется вылов рыбы в промышленных объемах. Необходимо концентрировать усилия на лицах, которые, как правило, иногородние, приезжают на Сахалин с определенным финансовым ресурсом и от имени коммерческих структур закупают у населения браконьерскую продукцию с целью вывоза ее на материк. Если брать конкретный пример, как можно вывезти 100–200 тонн и более тонн браконьерской икры на материк с острова?! Ведь эта ситуация станет сразу очевидной! С помощью махинаций и цепочки посредников икра легализуется – формируется необходимый пакет документов, который позволяет вывезти за пределы области. Естественно эта схема невозможна без продажных чиновников, которые в ней участвуют. Это — самая большая и важная проблема на сегодняшний день с моей точки зрения.
Если мы сможем ликвидировать сеть посредников в районах региона, занимающиеся незаконной скупкой браконьерской продукции, мы сможем подорвать основу массового браконьерства и у населения. Просто некому будет продавать эту рыбу и икру. Вот какую задачу мы сейчас ставим перед правоохранительным блоком и контролирующими структурами.

-Значит,
в итоге проблема упирается в коррупцию?
Да. В плане коррупции Сахалин не выделяется на фоне других регионов. Но наша позиция – регистрация данных преступлений не отражает реального положения вещей.
Президентом страны принято ряд серьезных законодательных мер, направленных на системную организацию работу по борьбе с коррупцией. Эти меры дают положительный результат. На 16 сентября у нас возбуждено 125 уголовных дел по фактам коррупции (в прошлом году по итогам 9 месяцев было 123 таких уголовных дела), из них 34 — по фактам взяток (в прошлом году их было всего 15). Мы говорим, что системно улучшается работа правоохранительного блока в этом направлении, каждый день это цифра увеличивается. Дела разные. В качестве примера можно привести уголовное дело, возбужденное в сентябре 2009 года в отношении двух сотрудников ОВД по Томаринскому городскому округу и старшего государственного инспектора Томаринского отделения рыбоохраны, которые производили браконьерский вылов лососей в устье реки Дудинка Долинского района.
Так сотрудники УФСБ недавно провели операцию на реке Найба в Долинском районе. Ежегодно на этой реке вырезается рыба, нерестилища не заполняются. Сейчас все контролирующие органы заявляют, что усилен контроль, налажена работа, есть результаты. Но только за один день спецоперации УФСБ на этой реке было снято более 60 сетей, каждая сеть – это отдельная бригада браконьеров! Сейчас мы выясняем данную ситуацию, даем оценку работы контролирующим структурам и правоохранительным органам.
Но это один пример. А их на самом деле тысячи. Мы неплохую работу организовали с общественной организацией «Экологическая вахта Сахалина» и по фактам, которые они нам сообщают, есть уже уголовные дела.
Если вернуться к фактам коррупции, то из общего количества уголовных дел 8 возбуждены в отношении сотрудников правоохранительных органов, 2 – в отношении сотрудников УФСИН, 10 – в отношении судебных приставов, 33 – муниципальных служащих и 29 – госслужащих. То есть наиболее незаконопослушные – муниципальные и государственные служащие. Из всех коррупционных дел 38 рассмотрены в суде, в отношении 19 лиц суд применил условную меру наказания. К реальному сроку лишению свободы приговорены 12 лиц, в том числе 7 сотрудников правоохранительных органов.

- В начале года вы говорили на одном из совещаний в прокуратуре, что данная картина с уголовными делами коррупционной направленности – это лишь «вершина айсберга». Как сейчас, такая же вершина?
Думаю, что пока — да. Коррупционные проявления характерны для всех уровней чиновников и органов власти, пока у чиновников сохраняются значительные полномочия распорядительного характера. Не надо забывать, что последние несколько лет в область вливаются крупные финансовые ресурсы, реализуется ряд федеральных программ по строительству дорог, инфраструктуры, развитию Курил. Все они крайне капиталоемкие и естественно есть желание поживиться у недобросовестных людей, и здесь главная наша задача – совместными усилиями сберечь бюджетный рубль. Прокуратура проводит проверки, привлекает к ним правоохранительные органы, использует возможности оперативных подразделений. В производстве правоохранительных органов имеется значительное количество оперативных дел в отношении должностных лиц, по которым есть информация об их преступной деятельности. Мы также сейчас оспариваем значительное количество конкурсных процедур, которые были совершены с нарушениями действующего законодательства. Если напрямую нет фактов, свидетельствующих о коррупции, но затрагиваются интересы бюджета, мы идем в арбитражный суд и пытаемся отстоять интересы бюджетов всех уровней. В настоящее время в суд направлено 9 исков в сфере размещения заказов на выполнение работ для государственных и муниципальных нужд.

- Можно ли здесь говорить о какой-то безграмотности чиновников? К тому же неоднократно высказывались нарекания о проблемном ФЗ№ 94.
Безусловно, есть существенное несовершенство этого федерального закона, руководство страны готовит изменения, думаю, они будут полезны, так как существующие сегодня ограничения не позволяют исключить из числа претендентов на участие в конкурсах недобросовестных участников.
Если говорить о безграмотности чиновников, такие факты имеют место быть. Но значительная роль отводится главам администраций, кадровым подразделениям, которые должны проверять наличие необходимого образования, факт учредительства чиновника в коммерческих структурах, лоббирование интересов коммерческих структур, владельцы и руководители которых состоят в родственных отношениях с этим чиновником. По результатам проверок исполнения законодательства о государственной и муниципальной службе в первом полугодии 2009 года органами прокуратуры области выявлено 772 нарушения, в том числе 97 незаконный правовой акт, принесено 63 протестов, внесено 149 представлений, по которым 46 должностных лиц привлечено к дисциплинарной ответственности, по постановлениям прокуроров подвергнуты мерам административного воздействия 42 должностных лица, возбуждено 13 уголовных дел. Очень серьезная работа проводится нами в части проверки нормативно-правовых актов на предмет выявления коррупциногенных факторов, эта работа дает свои результаты. Мы вычищаем это правовое поле, одиозных случаев, которые ранее были, сегодня нет.
Есть нежелание чиновников вчитываться в закон и исполнять его в буквальном толковании, у некоторых, по видимости, есть ощущение, что им ничего за это не будет. Но законодательство в этом плане ужесточается. Так не предоставление сведений о себе в достоверном объеме уже является основанием для расторжения трудового контракта. Люди, к сожалению, строгость закона не прочувствовали, думают, что та же безграмотность им обойдется несерьезными мерами воздействия. Но уже есть значительная доля фактов, когда по нашим представлениям руководители привлекались к дисциплинарной ответственности, и если эти нарушения вновь проявятся, мы поставим вопрос о соответствии чиновников занимаемым должностям.




Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским
и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании
материалов ссылка на www.sakhalinprokur.ru обязательна.